n_avdeev (n_avdeev) wrote,
n_avdeev
n_avdeev

Category:

ОКТМО. Деревни.

Есть такой ОКТМО - Общероссийский классификатор территорий муниципальных образований. Это один из инструментов географической систематизации России, всех её муниципальных образований и населенных пунктов. Простым языком - огромная база данных. Муниципальные образования изначально интересовали не сильно, а вот по населенным пунктам я загорелся желанием обработать и визуализировать статистику в разрезе регионов, разумеется, на картах.

Осталось только обдумать, как проделать это с наименьшими жертвами. Дело в том, что этот классификатор есть в свободном доступе на нескольких сайтах и с различной начинкой, но это были либо тяжеленные тома в формате Word, либо массивы данных, в которых работать пришлось бы кропотливо и очень долго, чего совершенно не хотелось. Так что некоторое время ушло на обдумывание способа обработки информации. И, в конце концов, получилось, способ был найден! Через примерно час танцев с бубном была готова экселевская табличка по всем типам населенных пунктов и по каждому региону.

В России согласно ОКТМО на сегодняшний день существует огромное многообразие типов населенных пунктов. Город, поселок, деревня, село, станица, хутор, пгт, аул - дальше как правило, мало кто вспомнит сходу ещё хотя бы 5 типов сверх этих. А ведь суммарно их 73! И распределены они по стране совсем неравномерно, без какой-либо прямой привязки к численности населения.

Итак, по состоянию на январь 2018 г. нам дано 156395 населенных пунктов, которые делятся на 73 типа и хаотично раскиданы тут и там. При этом 4 типа являются бумажными, то есть таких населенных пунктов до сегодняшнего дня не сохранилось. Также в одном из субъектов населенные пункты отсутствуют, это Санкт-Петербург. С самим Питером всё ясно, это не населенный пункт, а город федерального значения, но даже входящие в его состав 9 городов (Петергоф, Пушкин, Колпино и т.п.) и посёлки населенными пунктами не являются. То же самое с входящими в состав Москвы городами (вроде Троицка), но 7 московских посёлков и 2 московские деревни таки населенные пункты! А в составе Севастополя есть и поселки, и город - населенный пункт, но это не сам Севастополь и даже не Балаклава, а Инкерман. С областями, краями и республиками, к счастью, такого треша нет.

Есть типы НП, о которых в курсе все (4 самых распространённых включают в себя 97% всех НП России), а есть настоящие раритеты - 12 типов НП уникальны, существуют лишь в единичном экземпляре. Сегодня будет раскладка по деревням.

Итак, российские деревни, к которым неоднократно можно применять приставку "самые".

- Самые многочисленные - больше половины российских НП это деревни, почти сто тысяч. Даже с учетом того, что немалая доля из них без населения либо станет таковой через поколение, это однозначный номер номер один среди НП страны.

- Самые ликвидируемые - на графике (стырен с Демоскопа) видно, что в конце 50-х количество одних только сельских НП (СНП) без учета городов и пгт немногим не дотягивало до 300 тысяч, а на пике, скорее всего, было ещё больше. Однако к финалу существования СССР в России исчезли порядка 150 тысяч СНП, мизерную часть которых перевели в разряд городов и пгт, а все остальное это деревни, признанные неперспективными и подлежащие ликвидации (об этом ниже). Таким образом, в пиковые времена количество деревень скорее всего колебалось в районе 250 тысяч.



- Самые распространённые - один из стереотипов о деревне, но это как раз неправда! Смотрите карту.



Деревни, будучи самыми многочисленными НП России, распространены отнюдь не на всей территории страны. Подавляющее их большинство находится в единой связке из нескольких массивов:

1) Средняя полоса
2) Северо-запад и Русский север
3) Вятско-Камский регион
4) Башкирия.

Почему именно там? Для ответа достаточно просто обратиться к словообразованию. Деревня – букв. «дерев нет», то есть местность, очищенная от деревьев. И действительно обратите внимание, все «темно-красные» регионы это леса, леса и ещё раз леса. Севернее начинается лесотундра, к тому же падает плотность населения, поэтому например, в Коми и Карелии деревень относительно мало, на юге, при приближении к степям их количество также снижается.

На европейской части вообще получилась очень красивая зависимость количества деревень от природных зон: темно-красное ядро это лес, хвойный на севере и листовой на юге, красные регионы также преимущественно лес, но уже не такой густой, розовый цвет почти полностью соответствует началу лесостепной зоны, а там, где начинаются степи – деревень уже нет вообще либо их очень-очень мало. Обратите внимание, какая четкая граница получается по линии Белгород-Воронеж-Волгоград: если к северу от неё находятся сотни, тысячи деревень, то южнее они пропадают практически мгновенно. 2 деревни в Белгородской и Ростовской областях просто умиляют.

Большое село в «тёмно-красных» регионах явление нечастое как раз потому, что для него довольно сложно было найти местность с достаточным количеством земель для всех крестьян. Населенный пункт на 10-20 домов такой проблемы не знал, его можно было разместить в любом месте, где есть хотя бы пара полей и свободных от леса и болот участков. Именно поэтому деревни в «тёмно-красных» регионах так многочисленны.

При этом на стыке Средней полосы и Севера количество деревень просто фантастическое - в Псковской и Тверской областях свыше 8 тысяч, в Вологодской 7,5 тысяч, в Ярославской и Смоленской - около 5 тысяч. А вот на Дальнем Востоке и Забайкалье деревень нет совсем, и за Байкалом они исчезают очень резко, как на юге европейской части. Федеральные СМИ спокойно тиражируют заголовки (взято из гугла) "С карты Забайкальского края исчезли 11 деревень", "Скандал в Хабаровском крае: жители деревни Кругликово обратились в ОНФ" и т.п., которые выглядят абсолютно безобидными, правда? Но по сути своей они неправильные, ведь деревень в этой части страны нет. Хотя там, казалось бы, такие же бесконечные леса как в «тёмно-красных» регионах, но освоение этих лесов носило колонизационный характер, людей расселяли относительно централизованно и на очень большой территории. Поэтому Дальний Восток это земли сёл, на весь федеральный округ лишь скромные 18 деревень, все в Приморском крае.

К сожалению, территории с преобладанием деревень являются наиболее депрессивными и вырождающимися среди всех сельских местностей России. Причин для этого на самом деле предостаточно.

Конечно, ВОВ. Колоссальные людские и инфраструктурные потери пришлись на дугу от Ленинграда до Курска, западную часть «деревенского ядра», и тамошние деревни по сути от этого так и не оправились.

Внутренняя политика Хрущева, которая ознаменовалось эпохой укрупнения и ликвидации неперспективных СНП, большую часть из которых составили именно деревни. Смена генсеков остановила этот тренд лишь частично, что видно на демоскоповском графике. С одной стороны, этот шаг даже понятен - десятки тысяч малолюдных деревень жили без школ и больниц, во многих даже к 1960-м гг. элементарно не было электричества. И обеспечить всем этим НП по 10-30 человек, да ещё и удаленных друг от друга на десятки километров, как в Сибири, не представлялось возможным. Эта политика почти не затронула южную и дальневосточную часть страны, но сильно ударила по традиционно деревенским регионам. Укрупнение происходило принудительно и довольно топорно, к тому же многие деревни признавали неперспективными, но не ликвидировали, однако этот статус неликвидности заключался в том, что людей вроде оставляли в покое, но не могло быть и речи о постройке там школ/больниц, возведении коммунальной инфраструктуры, что, по сути, было отсроченным смертным приговором, и такая консервация наверно даже хуже чем ликвидация.

Большое количество советских проектов колонизации, куда требовались миллионы рабочих рук. Кого-то просто переселяли в другую сельскую местность, как в случае с казахстанской Целиной, иных крестьян в срочном порядке переучивали на рабочие специальности и отправляли на заводы и месторождения на Дальний Восток, в Прибалтику, снова в Казахстан. А откуда эти руки брали? Со все тех же деревенских регионов, где кроме как лесных никаких других ресурсов, которые можно было бы освоить на благо Родины, не было. Уезжали молодые, рукастые, мобильные, а те кто похуже, остались. И в итоге к моменту развала СССР в деревнях нарисовались демографическая яма и, если говорить честно, подпорченный генофонд.

Говоря о Целине, тот же Молотов отмечал, что страна взялась за непомерно большой проект, который целесообразнее было бы урезать раза в три, а остальные ресурсы, в том числе людские, направить на развитие сельского хозяйства в Нечерноземье, где база уже есть, надо лишь реализовать её слабо используемый потенциал. Если бы к этим словам прислушались, то возможно сельская местность центральных регионов вдали от крупных городов сегодня бы не выглядела как пережившая ядерную войну.

Последняя причина - в конце концов, расположенные в прохладном и умеренном климате деревни так и не смогли составить достойной конкуренции южным регионам по своему главному профилю - сельскому хозяйству. При этом на подобных широтах успешное ведение сельского хозяйства имеет место быть – примеры Белоруссии и даже Финляндии это доказывают. Но когда в единых границах находятся территории, где почвы благодатнее, климат теплее, а урожайность при прочих равных условиях увеличивается чуть ли не в несколько раз, то помочь северному сельскому хозяйству можно только посредством мощной, непрерывной государственной поддержки. И судя по большей части деревенских регионов, исключая отдельные районы Черноземья и Татарстан-Башкортостан, на деревенских аграриев нашему государству, говоря прямым языком, насрать.

Следующий пост будет с картами по другим многочисленным НП, но уже с куда меньшей текстовкой.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 29 comments